6.11.2020

500 млн долларов на развитие животноводства: нужен ли нам кредит от Всемирного банка?

Ещё в июле Всемирный банк заявил о готовности выделить Казахстану 500 млн долларов на развитие производства говядины. Но соглашение о займе пока не подписано.

Совет директоров Всемирного банка утвердил кредит в размере 500 млн долларов для реализации новой пятилетней Программы устойчивого развития животноводства в Казахстане, сказано на сайте ВБ. Заём предназначен для поддержки развития производства говядины.

По прогнозу в следующие пять лет ожидается увеличение на 10% доли госрасходов на устойчивое производство и переработку говядины, а также трёхкратное увеличение стоимости экспорта говядины. Кроме того, около 20 тысяч мелких и средних фермерских хозяйств станут полноценными участниками экспортных производственно-сбытовых цепочек.

Пока соглашение Всемирного банка с правительством РК не подписано и находится на рассмотрении в Администрации президента. Насколько необходим Казахстану столь крупный кредит и как правильно расставить приоритеты при использовании этих денег, обсудили ведущие казахстанские эксперты в сфере сельского хозяйства во время онлайн-дискуссии на площадке Ekonomist.kz.

"Мы рискуем стать сырьевым придатком мясопереработки Китая"

О главных задачах и приоритетах Министерства сельского хозяйства по обеспечению продовольственной безопасности, повышению экспортного потенциала, а также возможностях и рисках новой Программы устойчивого развития животноводства, рассказал Руслан Асаубаев, кандидат сельскохозяйственных наук, председатель правления ОО "НПО TheLast Hope"".

Он перечислил основные направления программы:

  • Увеличение поголовья крупного рогатого скота за счёт импорта генетически высококачественных животных и акклиматизации их в местных условиях.
  • Расширение продуктивных пастбищ и сенокосных угодий за счёт инвестирования средств в инфраструктуру (дороги и обводнение) и производство качественных семян.
  • Совершенствование рыночных связей и эффективное предоставление услуг производителям крупного рогатого скота за счёт инвестиций в ветеринарные услуги, системы отслеживания, торговой логистики.

По программе развития животноводства фермер становится главным звеном экосистемы новой модели. Ему положено:

обеспечение племенными производителями;
выделение земли;
кредитование;
обеспечение кормовой базой и техникой;
обеспечение гарантированной цепочки реализации.

Предусмотрена система прослеживаемости происхождения мяса. Всё это должно вывести нашу мясную продукцию на международные рынки.

Пока участниками программы станут 20 тысяч фермерских хозяйств, а к 2027 году планируется создать 100 тысяч ферм. И в каждой из них – от 50 до 100 голов скота. Это обеспечит 600 тысяч рабочих мест, а поголовье КРС увеличится на 15 млн голов.

"Вокруг фермера всё начинает закручиваться, как предусмотрено международными стандартами. Но кооперация у нас сейчас сильно хромает, в первую очередь из-за того, что население ещё не готово к этому. И слабая пропаганда проводится. Да, у нас есть определённые программы обучения, но насколько компетентно это всё проходит, неизвестно", – сказал Руслан Асаубаев.

Что касается обеспечения фермеров племенными производителями, то завоз поголовья скота с нужной генетикой ведётся с 2015 года. Тем не менее ожидаемых результатов пока нет.

"Мы не знаем о генетике привозного скота, как она сейчас проявляется. Низкое качество пастбищ не позволит проявить генетический потенциал. Мы видим, что зачастую фермеры начинают оставлять всё поголовье, хотя для того, чтобы генетика развивалась, необходимо увеличивать генетическое давление на стадо. Мы не должны, получив 70 тёлок, оставлять 65 из них. Для того, чтобы эффективным был отбор, необходимо отбраковывать около 40-30%, а лучше до 50% этих тёлок", – пояснил Руслан Асаубаев.

Казахстан до сих пор больше импортирует говядину, чем экспортирует. Об этом говорит статистика: за январь-март 2012 года мы импортировали 8 208,2 тонны, за тот же период 2019 года – 3 066,3 тонны. Вырос и экспорт – с 783,1 тонны в 2019 году до 1290 тонн в 2020 году.

"Мы видим, что 60% и более производимой продукции – импорт, что ведёт к увеличению цен на мясо. Откормочные площадки у нас тоже ориентированы на импорт. Поэтому мясо, которое они дают, слишком дорого для внутреннего рынка и не имеет спроса. И мы видим, так сказать, лоббирование, чтобы открыли границу для вывоза живого скота в другие страны. Хотя при этом мы рискуем стать сырьевым придатком мясопереработки того же Китая", – отметил спикер.

С начала этого года говядина подорожала в Казахстане на 17,9%.

"Нестабильный курс тенге может привести к увеличению долга"

В своём исследовании, посвящённом Программе устойчивого развития животноводства, Руслан Асаубаев проанализировал, как ожидаемые выгоды, так и возможные риски получения кредита от Всемирного банка.

По его мнению, финансирование поможет внедрить новые механизмы и технологии для увеличения эффективности скотоводства. Однако всё может испортить отсутствие опыта Казахстана в реализации подобных программ, а также использование этих средств не по целевому назначению.

"Кроме того, высокая волатильность тенге, низкие цены на нефть и общая нестабильность сырьевого рынка могут привести к повышению долга в тенговом эквиваленте из-за нестабильного курса. У нас такие примеры уже есть, когда "КазАгро" брал валютные кредиты, а затем всё это вело к увеличению нашего долга", – напомнил эксперт.

Привлечение 20 тысяч фермерских хозяйств к полноценному участию в экспортных производственно-сбытовых цепочках, покупка поголовья, техники и оборудования, должно повысить количество МСБ, занятого в скотоводстве, и, соответственно, экспортный потенциал Казахстана.

Но и здесь нужно учитывать подводные камни в виде высокой закредитованности отечественных фермеров, отсутствия свободного доступа к земельным ресурсам.

"Практически по всему Казахстану есть проблема с пастбищами и выпасом скота. Всё это может обострить земельные вопросы – где эти пастбища брать. Ведь эти 20 тысяч фермеров будут менять своё поголовье, покупать новое. И здесь будут обостряться и коррупционные риски, связанные с землёй", – предупредил Руслан Асаубаев.

Обучение 100 тысяч фермеров новым технологиям и повышение их компетенций также вызывает вопросы, так как непонятно, кто именно и чему будет их обучать, и есть ли вообще какие-то новые методики, грамотные преподаватели. Поэтому есть риск, что всё это станет формальностью и простым дублированием программ НПП "Атамекен" и вузов.

Отдельной автор исследования остановился на создании системы прослеживаемости животноводческой продукции в соответствии с требованиями стран-импортёров говядины, что должно обеспечить выход на международные рынки.

"В Казахстане это тоже сильно хромает. Низкий уровень учёта, отсутствие инфраструктуры, оборудования, штата сотрудников – всё делается формально. Давайте вспомним закон, который заставил все личные подсобные хозяйства проводить убой только на специальных площадках. Но, как мы видим, лишь очень малый процент фермеров пользуется этой услугой. Весь остальной скот как забивался, так и продолжает забиваться в подсобных хозяйствах", – сказал Руслан Асаубаев.

Много вопросов, по его мнению, вызывает и пункт о привлечении частных практикующих ветеринарных врачей к оказанию услуг хозяйствам. Сейчас практически по всему Казахстану отмечается острая нехватка ветеринаров, после того как в этой сфере прошли реформы. Поэтому не ясно, где планируют брать специалистов для решения этих задач.

Также неясно, на какие именно из перечисленных целей пойдут эти 500 млн долларов. Ведь они будут использованы внутри госпрограммы развития АПК, на которую предусмотрено 4 млрд долларов. Поэтому если эти деньги всё же будут получены, то просто сольются с другими бюджетными средствами, и проследить их дальнейшее передвижение будет проблематично.

"Просто завозить скот – на это много ума не надо"

Своим мнением о том, как должен использоваться выделяемый Всемирным банком кредит, поделились и другие участники конференции.

Гюзель Сагинтаева, член наблюдательного совета Внешнеторговой палаты отметила, что сельское хозяйство – это единая цепочка от поля до фермы, но получается, что каждый участок Минсельхоз рассматривает без увязки всей производственной цепи. Ветеринария оказалась сама по себе, фитосанитария – тоже.

"Если говорить об экспорте, о сельхозпродукции в целом, то у нас в этой сфере очень много проблем. У нас нет лабораторий. Мы не знаем качества нашей казахстанской продукции, может ли она конкурировать на экспортных рынках с ведущими странами. Поэтому если деньги пойдут на такие якорные инфраструктурные проекты, я бы с довольствием поддержала эту сумму финансирования", – сказала эксперт.

Но если подходить к этому вопросу с точки зрения возвратности, то это ляжет на плечи фермеров, дополнила она.

"Фермерам не хватает качественных, современных знаний. Иностранные коллеги могут поделиться этими знаниями. Также нужно повысить качество образования ветеринаров, скорректировать базы данных ИЖС, повысить качество учёта, прозрачность и достоверность этих данных. На это не жалко деньги потратить и взять на себя обязательства, а просто завозить скот – на это много ума не надо", – дополнил Алмазбек Садырбаев председатель Национальной ассоциации овцеводов "Шопан-ата".

Касымхан Каппаров, экономист, основатель онлайн-площадки Ekonomist.kz отметил, что пока неясно, насколько система госуправления, финансирования, подготовки кадров в сфере сельского хозяйства готова привлекать такой значительный кредит и насколько эффективно и прозрачно они будут расходоваться, чтобы конечными бенефициарами непосредственно были сами фермеры, малые крестьянские хозяйства, а не только агрохолдинги.