02.09.2020

Что не так с субсидированием агропромышленного комплекса в Казахстане?

Насколько действенны механизмы субсидирования АПК в стране, выяснял собственный корреспондент «КазахЗерно.kz».

Именно государство выступает регулятором субсидий. Оно же разрабатывает стратегии, программы, оно же, через свои представительства, распределяет деньги. Аналитики «INTEGRITY ASTANA» объясняют: в среднем субсидии в РК составляют не более 4-5% от валовой продукции сельского хозяйства. Это ниже допустимого уровня ВТО. Мы даже уступаем своим партнерам по ЕАЭС. В 2019 году ВВП сельского хозяйства составил 5 151 163,0 млн. тг., доля ВВП растениеводства — 2 817 660,6 млн. тг (или 54,7% от общего ВВП с/х), а ВВП животноводства – 2 319 496,7 млн. тг. (44,0%).

А то что в субсидировании АПК более чем нуждается, напрямую говорит анализ обращений на имя министра сельского хозяйства. Из сотни — 36% касаются именно этого механизма поддержки. В минсельхоз предприниматели пишут не просто так. Общая картина обращений показывает, что производители во всех регионах Казахстана на постоянной основе сталкиваются с трудностями при получении субсидий.

Решения пришлось ждать долго. Несколько лет назад, в 2018, экс-министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев тогда заявил, что для повышения эффективности господдержки нужны конкретные реформы. В частности, сокращение не слишком удобных механизмов, искажающих ценообразование и относящихся, по методике ВТО, к «желтой корзине». 28 января 2020 года заместитель премьер-министра Роман Скляр на заседании правительства сообщил, что в Казахстане внедрят систему оценки эффективности субсидий фермерам. А 11 мая 2020 года Касым-Жома́рт Токаев на заключительном заседании Государственной комиссии заявил, что в Казахстане порядка 1,7 млн личных подсобных хозяйств. Однако, их продукция не продается официально через торговые объекты и не поступает на перерабатывающие предприятия. Государство не получает от них налогов, занятые в таких хозяйствах практически социально не защищены. Президент поручил развить кооперационные цепочки на селе «от поля до прилавка».

Чуть позднее появилась следующая новость: премьер Аскар Мамин поручил обновить концепцию госпрограммы развития АПК, а также увеличить объемы выделенных средств на проведение весенних полевых работ более чем в 2 раза, с целью обеспечения валового выпуска продукции в растениеводстве до 3,1 трлн. Тенге. Получается следующее: при увеличении ВВП от растениеводства в 2020 году на 9,7%, средства выделенные на посевную кампанию были увеличены в 2 раза или 100%, а площади под зерновые культуры стали больше на 250 тыс. га.

В дальнейшем, это все должно влиять на экспортный потенциал. Экспорт казахстанской сельскохозяйственной продукции с учетом реализации сырья стабильно растёт последние пять лет. По итогам 2019 года, объем экспорта вырос на 5,9% и составил 3,3 млрд.$. При этом, более 70% обеспечивается за счет растениеводства. Необходимо учесть, что около 80% сельскохозяйственной продукции реализуется в виде сырья, без переработки. С ней у нас по-прежнему туговато. Так, в минувшем году экспорт переработанной продукции снизился на 20,7%, по сравнению с 2018 годом, отмечают эксперты «INTEGRITY ASTANA». На деле, из-за валютной переоценки, в денежном выражении спад произошел лишь на 2,3%, до 1,1 млрд.$. Таким образом, Казахстан лишает возможности МСБ заниматься глубокой переработкой и животноводством, ориентируя растениеводство в первую очередь на экспорт. Из-за этого разрывается цепь получения добавленной стоимости и формируются высокие цены на корма внутри страны.

Понятно, что растениеводство является более приоритетным направлением для иностранных инвестиций. Однако, анализ показывает, что за последние четыре года инвестиционные поступления снижаются на 37% в год. Так, если в 2015 году объем прямых иностранных инвестиций был на уровне 71,5 млн.$, а в 2019 году — 10,1 млн.$, то есть за пять лет снижение в семь раз. По достигнутым результатам в отрасли растениеводства можно судить по урожайности зерновых (включая рис и бобовые) в весе после доработки.

В итоге, как мы видим, ежегодное субсидирование семян, гербицидов, поддержка посевных работ, ГСМ и так далее, не дают стабильное увеличение урожайности зерновых. Все также ощутимо прослеживается зависимость АПК от природно-климатических условий. Так, средняя урожайность за период с 2010 по 2019 годы составила 12 ц/га. Безусловно, данный показатель находится на низком уровне.

В отчете диагностики частного сектора Международной Финансовой Корпорации (IFC) и Всемирного банка в Казахстане (декабрь 2017 года) указана одна из причин неэффективного производства пшеницы: крупные игроки, испытывающие финансовые затруднения, зачастую государственные компании, и вовлеченность большого числа политически значимых лиц, сдерживают инвестиции и приводят к чрезвычайно низкой производительности. Анализ сайта subsidies.qoldau.kz свидетельствует о том, что в 2019 году в некоторых регионах страны еще действовала гектарная субсидия. Напомним, что в 2007 году субсидии на удобрения, химикаты и ГСМ были заменены погектарными выплатами, министерству понадобилось 18 лет для отмены неэффективных мер субсидий. В новых правилах субсидирования животноводства, утверждены субсидии так называемой «желтой» корзины. Эксперты с уверенностью предполагают, что многих игроков АПК устраивают данные правила субсидирования. Еще один момент, на который аналитики призывают обратить внимание, это то, куда направить освободившиеся средства, если отменить прямые субсидии. В частности, ситуацию могло бы изменить в корне переориентация механизмов субсидирования на животноводство, естественно с учетом возможностей отдельных регионов.